Венера Галеева, «Фонтанка.ру»
363
0
7
18 декабря 2019

Как из петербургского подвала кошку Шредингера вытаскивали

18 суток десяток взрослых людей, обличенных недетскими полномочиями, провели у дверей запертого подвала, чтобы выяснить, есть там кошка или нет.
Как из петербургского подвала кошку Шредингера вытаскивали фото
Привлекли полицию, районную администрацию, депутатов ЗакСа и вице-губернатора Петербурга. Открыть дверь мешал страх жильцов.

Эта абсурдная история спасения рядовой кошки началась в пятницу, 8 ноября, когда в доме 23 по Кирочной улице собственники одной из квартир заколотили окно подвала — чтобы бездомные и террористы не забрались внутрь. Раньше через это окно входили и выходили дворовые кошки. Местная жительница Виктория Степанова, которая этих кошек подкармливает и знает каждую в лицо, вечером того же дня недосчиталась одного «хвостика». «Хвостик» скребся в заблокированном подвале. Степанова вызвала подмогу.

В понедельник, 11 ноября, фелинолог благотворительного фонда «Помощь бездомным собакам» (в котором содержится и несколько сотен кошек) Инна Керимова, член общественного совета по вопросам отношения к домашним животным при администрации Центрального района, выехала по адресу со специальной кошколовкой (принцип ее работы прост: в клетку кладется приманка, животное забегает внутрь, дверца захлопывается). Керимова планировала действовать по обычной в таких ситуациях схеме: согласовать с ЖКС доступ в подвал, установить ловушку, проверять ее утром и вечером, а потом забрать попавшуюся кошку в приют на Большом Смоленском. Вся операция обычно занимает от трех до пяти дней.

Но не тут-то было


На месте выяснилось, что ни у местного ЖКС, ни у домуправа ключей от подвала с кошкой нет. Вышедшие на шум жильцы с первого этажа уверенно заявили, что, если вскрыть подвал, то туда немедленно набегут террористы. «В тот день дело закончилось разговором на повышенных тонах. Все покричали и разошлись, договорившись снова собраться 12 ноября в 10 утра», – вспоминает Керимова.

Утром следующего дня у запертой подвальной двери собрались фелинолог, домуправ, представители ЖКС №3 Центрального района и семья Литвинчуков с первого этажа. «Сначала было не понятно, зачем их каждый раз зовут, а тут выяснилось, что ключ от подвала есть только у них», – говорит Керимова. Но ключ общественности так и не предъявили — Литвинчуки сослались на террористическую угрозу, в рамках противодействия которой все чердаки и подвалы в жилых домах должны быть надежно закрыты.

На крик на лестницу вышли другие жильцы. Выяснив, по какому поводу шум, жильцы заявили, что не хотят, чтобы по их подвалу, прямо у них под ногами, шастала какая-то непонятная кошка. Крик поднялся с новой силой. Присутствующие никак не могли определиться, какое из зол хуже: гипотетические террористы или уже сидящая в подвале кошка. Решили позвать слесаря. Слесарь появился и попросту оторвал кусок металла, которым было закупорено «кошачье» окно злосчастного подвала. В образовавшемся просвете открылась следующая картина. Подвал состоит из двух частей. Одна часть напрочь изолирована от мира тяжелой дверью, ключ от которой есть только у семьи Литвинчуков. Ломать дальше слесарь не решился.

«Это был подвал сложной конфигурации, там стояли какие-то палеты, был навален строительный мусор, – говорит Керимова. – Кошка могла прятаться где угодно или вообще уйти по трубам в соседнее запертое помещение».

Когда все вдоволь накричались, фелинолог Керимова направила обращения в администрацию Центрального района и общественный совет при правительстве города по вопросам отношения к домашним животным, чтобы и там были в курсе происходящего. И призвала внешние силы помочь ей попасть в подвал и оставить там кошколовку, чтобы безумие, наконец, прекратилось.

Прошло три дня. За это время Инна Керимова позвонила в районную администрацию, и оттуда ей перезвонил замглавы Центрального района и сообщил хорошую новость: доступ в подвал будет — договоренность достигнута. Надо прийти в пятницу, без четверти четыре.

15 ноября, в пятницу, те же собрались там же — у заколоченного подвала. Но конструктивного разговора опять не получилось, потому что одна сторона не верила в существование кошки, но опасалась террористов, а другая — наоборот. Тогда домоуправ расширила круг действующих лиц. Она вызвала полицию. Потому что если и ломать запертую подвальную дверь, то только в присутствии правоохранительных органов. Полицейские приехали и спросили, зачем шум. Литвинчуки объяснили, что у них требуют ключи от привлекательного для террористов подвала, а ключей они не дадут, потому что никакой кошки нет. «Какой кошки?» – удивились полицейские. «Да нет никакой кошки!» – грянуло в ответ. Тогда полицейские зашли в подвал и осмотрели его незапертую часть. Кошки не зафиксировали. Керимовой, как человеку, верящему в существование животного, предложили изложить свою позицию на бумаге и оформить как заявление в 78 отдел Центрального района. «Я поехала и написала заявление о воспрепятствовании доступу ЖКС к коммуникационным узлам», – говорит Керимова.

В тот же день кто-то отогнул металлический лист на подвальном окне и просунул в образовавшуюся щель воду и корм для кошки, в которую никто из официальных лиц не верил. В субботу утром щель уже была наглухо заколочена.

Отчаявшиеся спасти кошку позвонили депутату ЗакСа Борису Вишневскому, поскольку Центральный район — его территория. Вишневский позвонил в районную администрацию. На том конце провода началась тихая истерика. «Замглавы администрации тяжело вздохнул и сказал, что ему из-за этой кошки каждый день звонят и пишут разные люди, – рассказал Борис Вишневский «Фонтанке». – Юрий Литвинчук не просто хранитель ключей от подвала, а председатель совета дома. Занимается проблемой главный инженер ЖКС №3 Михаил Руднев. Руднев уверен, что никакой кошки нет. Я говорю: так пусть просто поставят кошколовку и посмотрят, а вдруг есть. Пришлось даже поставить в известность вице-губернатора Санкт-Петербурга Анну Митянину. Она сказала, что ее аппарат готов этим заняться. Какая-то история про кошку Шредингера в отдельно взятом петербургском подвале».

Утро понедельника, 18 ноября, прошло в телефонных переговорах всех со всеми. Вечером у запертой двери встретились представители администрации Центрального района, главный инженер ЖКС №3 и помощник депутата ЗакСа Цивилева. Переговоры по сложившейся традиции закончились криками. Когда все выдохлись, удалось договориться, что во вторник, 19 ноября, Керимова при свидетелях войдет в подвал и поставит там свою кошколовку. Но сначала пусть принесет какой-нибудь документ, который подтверждает ее полномочия на обращение с этим тонким прибором.

В тот же день чрезвычайная комиссия ЖКС вошла в подвал и все там сфотографировала. Так неверующие в кошку рассчитывали доказать необитаемость помещения раз и навсегда. Критики этой операции отмечают, что вряд ли кошка ждала гостей, мыла шею под большое декольте и планировала сдаться людям без боя.

19 ноября в 9 утра на злополучном адресе снова собрались жильцы, представители ЖКС и фелинолог. Бдительные Литвинчуки под пристальным взглядом фелинолога передали ключ от подвала представителю ЖКС. Комплект только один, если он потеряется — труба. Подвал вскрыли, как капсулу времени. Он был завален строительным мусором. Ни ЖКС, ни жильцы не признались, чьих это рук дело. Кошка сдаваться не вышла.

Керимова положила в кошколовку приманку — валерьянку и корм. Юрий Литвинчук составил официальный трехсторонний акт об установке кошколовки сроком на одну неделю. Он все еще был уверен, что никакой кошки в подвале нет. Тогда Керимова опечатала кошколовку, опасаясь, что жильцы, измотанные борьбой, могут выпустить пойманное животное, лишь бы доказать свою правоту.

Ловушку проверяли ежедневно, в 9:30 и в 17:00. Кошки не было.

22 ноября, вечером пятницы, у подвала сошлись представители ЖКС, толпа жильцов и фелинолог. Снова начались спекуляции на тему того, что кошки не существует. Но фелинолог осмотрела пол и нашла вполне материальные и сравнительно свежие следы ее жизнедеятельности. Жильцы заподозрили, что «какашки» кое-кто принес с собой в целях мистификации. Тогда один из представителей ЖКС то ли в шутку, то ли всерьез предложил всем успокоиться и установить в подвале видеонаблюдение. Керимова шутить не стала, купила фотоловушку и поставила ее в подвале в субботу утром.

К вечеру субботы ловушка сработала. На размытом и страшном, как кадр из фильма «Полтергейст», фото угадывался силуэт с хвостом и треугольными ушами.

  • Как из петербургского подвала кошку Шредингера вытаскивали фото


Этой картинки оказалось достаточно, чтобы сомневающиеся уверовали в кошку. На фелинолога посыпались упреки: «Почему вы до сих пор не поставили ей воду и пищу?»

Во вторник, 26 ноября, во время утренней проверки пресловутая кошка предстала перед участниками этой драмы во плоти. Она все-таки соблазнилась приманкой и залезла в кошколовку.

Оказалось, что весь сыр-бор длиной в 18 суток со звонками в Смольный развернулся из-за полудикого зверя окраса серый полосатый табби, с подрезанным ухом (это значит, что ее уже отлавливали раньше, стерилизовали и снова выпустили на улицу) и неласковым взглядом. Возраст — от двух до пяти лет. Передние когти сточены, видимо, о запертую подвальную дверь, зрачки подрагивают, что объяснимо после трех недель в темноте.

Кошку отвезли в приют, где медицинский осмотр не выявил никаких серьезных проблем со здоровьем. Разве что на ручки диковатая зверушка не идет, но, как отмечает фелинолог, перспективы стать домашним питомцем у подвальной кошки Шредингера есть. По крайней мере, имя у нее уже есть — Шэдоу, что значит «тень».

«В месяц мы отлавливаем от 60 до 80 животных, устанавливаем до 15 кошколовок в разных местах одновременно, – говорит Инна Керимова. – Но чтобы этот процесс проходил с такими приключениями и с таким количеством действующих лиц — это впервые».

«Каждый в этой истории был прав по-своему, – комментирует главный инженер ЖКС №3 Михаил Руднев. – Жильцы никого не хотели видеть в своем подвале. Они против любой живности: кошек, тараканов, крыс. И кошколовку не хотели ставить, потому что боялись, что на приманку придут крысы. А договориться так долго не получалось, потому что в момент установки кошколовки хотели присутствовать все заинтересованные стороны. Дошло до того, что фелинолог ставила пломбы на запертую дверь, чтобы без нее подвал не открывали». Сейчас ключи от злосчастного подвала есть и в доме, и у аварийной службы ЖКС. В ведении управляющей компании, в которой работает Михаил Руднев, 800 домов, инженер уверяет: побывал в каждом и ни разу не видел, чтобы кошки гибли в закрытых людьми подвалах.

23 ноября вышло постановление премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что в любом подвале хотя бы один продух должен оставаться открытым. Оно вступило в законную силу 4 декабря. «Но кошкам это не поможет, – говорит Инна Керимова. – На открытый продух может быть установлена решетка, и размер самого окна не оговаривается. Это может быть узкая щель метровой высоты, кошке не протиснуться».

«Сколько нужно взрослых людей, чтобы спасти одну кошку? – не перестает удивляться депутат Вишневский. – Сперва нужны двое взрослых людей, чтобы создать ситуацию: закрыть входы в подвал и никому не давать ключей. Потом должен включиться депутат Законодательного собрания, затем — заместитель главы района взять дело на личный контроль, потом – главный инженер ЖКС, а чтобы наверняка — еще и вице-губернатор. А всего-то надо было оставить отверстие для бездомных животных. Тогда не понадобится ставить на уши множество других людей, исправляя ситуацию».
ВГ
Автор:
Венера Галеева, «Фонтанка.ру»
Фото: Инна Керимова
Опубликовано: 18 декабря 2019

Комментарии0
Пока нет комментариев. Будьте первым.

Смотрите также

Объявления

Объявления
Добавить объявление

Вопросы и ответы про кошек

Кошачьи новости

Форум

Новости и события из мира кошек. Все самое интересное на нашем сайте.
Яндекс.Метрика